Главная » 2016 » Июнь » 20 » RB35. Об Учителе. Памяти И.В.Поттосина
13:28
RB35. Об Учителе. Памяти И.В.Поттосина
Предыдущие заметки: RB34 (03.12.2007) “Роса”: перенацеливаемая отечественная ОС нового поколения RB33 (27.11.2007) Лебединая песнь Digital RB32 (22.11.2007) Ортогональная система языков в проекте "e;Роса"e; RB31 (22.11.2007) Публичный старт проекта "e;Роса"e; Оглавление Памяти Игоря Васильевича Поттосина К 75-летию со дня рождения В нашей жизни, увы, редко можно встретить людей такой высочайшей нравственной культуры, глубокой образованности, беззаветного служения своему делу и своей стране. Редко можно встретить настоящего русского интеллигента. Игорь Васильевич всегда старался оставаться в тени. Был блестящим организатором науки, правой рукой Андрея Петровича Ершова, при этом мудро и обстоятельно делал своё дело, не гонясь за званиями, наградами, научным и общественным признанием. После смерти Ершова (1988) Игорь Васильевич взвалил на себя нелёгкую ношу продолжения духа и традиций сибирской школы программирования. Стал директором Института систем информатики им. Ершова (ИСИ СО РАН) — преемника знаменитого Отдела программирования ВЦ СО АН СССР, который они с Ершовым и формировали в конце 1950-х годов. Впервые мне довелось познакомиться с Игорем Васильевичем в студенческие годы, когда учился на 4-м курсе Московского авиационного института (МАИ). В мае 1986 г. на базе ВЦ СО АН СССР проводился семинар «Язык программирования Модула-2 и инструментальные средства на его основе» (PDF). Поттосин, во многом разделявший взгляды Никлауса Вирта на продуманность и лаконичность выражения идей, давно положил глаз на новое творение маэстро языков программирования. В дальнейшем именно этот язык стал одним из любимых у Поттосина. Два ученика Игоря Васильевича — Дмитрий Кузнецов и Алексей Недоря — стали программистским ядром проекта Кронос: 32-разрядного отечественного персонального компьютера, ориентированного на Модулу-2. Он зародился в 1984 г. в одной из комнат общежития Новосибирского университета (НГУ). Тот проект дал жизнь и новой отечественной операционной системе Excelsior (внешне напоминает UNIX System V, реализована на Модуле-2), и настоящей фабрике по производству высококачественных компиляторов, которая теперь находится в ведении новосибирской компании Excelsior, где собралось немало кроносоведов и кроносолюбов, продолжающих славные традиции романтических 1980-х. Именно Модула-2 стала для меня той путеводной звездой, которая и привела к Поттосину. В 1983 г. в Московском Доме книги, что на Новом Арбате, мне посчастливилось приобрести серебристую книгу на английском языке. То был бестселлер проф. Вирта Programming in Modula-2. И программирование, и технический английский я начинал осваивать именно по этой книге. Затем в поисках доступных трансляторов и библиотек постепенно вышел на отечественную Рабочую группу по Модуле-2 (детище Дмитрия Михайловича Сагателяна из Института общей физики АН СССР). А через неё и попал в Новосибирск. Следующая встреча с Игорем Васильевичем произошла также в новосибирском Академгородке два года спустя (1988). Я представлял на Всесоюзной научной конференции «Методы трансляции и конструирования программ» тему направления, которое стало моей дипломной работой — «Методология разработки сложных программных систем», где обобщался опыт работы с Адой и Модулой-2 применительно к использованию мультипроцессных систем, опирающихся на верификацию формальных моделей (сети Петри). Честно говоря, было удивительно наблюдать отеческое внимание такого мэтра по отношению к рядовому дипломнику из Москвы. Он знакомил с Академгородком, ВЦ СО АН СССР, библиотекой Ершова. На фоне бесконечной московской суеты здесь был совсем иной мир. Это трудно передать словами. Просто другая планета. Библиотека произвела сильное впечатление, хотя в те дни уже не было того информационного голода, который во многом с 1960-х годов пытался компенсировать А. П. Ершов, привозя из каждой зарубежной поездки журналы, книги, препринты, оттиски статей, документацию — всё, что можно было собрать и увезти. Библиотека Ершова, для работы в которой, как я потом узнал, специалисты приезжали с разных концов страны, была уникальным многотысячным собранием, во многом определявшим высокий уровень развития отечественных школ программирования. И хотя с начала 1980-х на протяжении многих лет я буквально дневал и ночевал в ГПНТБ (Государственная научно-техническая библиотека СССР в Москве), библиотека Ершова заметно выделялась своим фондом, качеством комплектации. В 1989 г. Игорь Васильевич занялся подготовкой сборника «Язык Модула-2. Его реализация и использование» (PDF, 18 Мбайт), в который отобрал две работы, написанные мной и моими коллегами по научно-исследовательской работе в МАИ. С его подачи я заинтересовался Модулой-3, после чего вышел на прямые контакты с Биллом Калсовым (Bill Kalsow) и его коллегами в DEC Systems Research Center, поскольку тогда мы начали в МАИ работать над переносом компилятора Модула-3 в MS-DOS с реализацией его на Модуле-2. Затем наступил чёрный период безвременья (1991–1994 гг.), когда научные контакты было трудно поддерживать. Ниточки рвались одна за другой. Нужно было попросту выживать. В 1994 г. на базе Международного инженерного университета, пообещавшего финансирование по линии UNESCO и UNIDO, я затеял издание научно-популярного альманаха «Технология программирования» (см. сокращённую PDF-версию; с.1-7, 171-200; 30 Мбайт). Его концепция — стать своеобразным аналогом Scientific American в сфере программирования. Ежеквартальное 200-полосное издание с компакт-диском, где основное внимание уделялось фундаментальным, мировоззренческим вопросам с выделением конкретики в специальные приложения — журналы в журнале. Первый номер увидел свет в мае 1995 г. (за несколько дней до официального анонса Java). Подобного издания не было не только у нас в стране, но и в мире. Предварительные консультации показали, что и наши, и зарубежные учёные очень хорошо восприняли идею и согласились её поддержать. Было очевидно, что противостоять конъюнктуре и развивать это направление в печатном органе можно только при определённой финансовой его независимости. В противном случае всё опять сведётся к бесконечному размусоливанию нюансов API-вызовов, а также рассмотрению костылей популярных языков и систем программирования. Игорь Васильевич одним из первых крайне заинтересовался как самой идеей, так и её воплощением. Между нами активизировалась переписка (благо тогда уже электронная почта была вполне доступна). Он прислал мне для публикации обзорный материал «Российские исследования по языкам программирования и трансляции» (PDF). Но в те дни нашим планам не суждено было сбыться. Даже несмотря на то, что финансирование прекратилось не начавшись, мы в последующие годы обсуждали разные моменты, касающиеся идеи журнала и той позитивной атмосферы, которую он может вокруг себя создать. Игорь Васильевич был убеждён — подобное издание в печатном виде у нас будет тяжело пробить, нужны другие ходы. И хотя мы оба тяготели к бумажной форме издания, перспективы виделись именно в Интернете. Но ни аудитория, ни сама Web-среда не были к этому готовы. Пришлось идею отложить до лучших времён. С 1996 г. я стал обозревателем, а потом и научным редактором ComputerWeek-Moscow. То был ведущий компьютерный еженедельник страны. Довелось вновь приехать в Новосибирск и встретиться с Игорем Васильевичем — во время визита в Новосибирск Никлауса Вирта (1996) и на Международной конференции памяти А. П. Ершова (PSI). Он приехал встречать в аэропорт Толмачево, а потом мы долго бродили по Акадегородку, где он сдержанно улыбался моим восторгам в отношении IDL и с горечью говорил о непростой ситуации в Академгородке — страну покидали талантливые люди и в воздухе витала атмосфера безысходного запустения. Во время нашей последней встречи в Академгородке он подарил мне редкое издание «А. П. Ершов. Избранные труды», в создании которого и сыграл ведущую роль. Игорь Васильевич был духовно очень сильным человеком, потрясающим оптимистом, но я убеждён, что его внезапный уход из жизни во многом связан именно с той гнетущей атмосферой тотального разрушения культуры, науки и образования, которая окутала всю страну.В середине 1997 г. Микаэль Франц, ученик Вирта, позвал к себе в Калифорнию (University of California, Irvine), защищаться и ковать славу мобильного кода. Но ехать в Штаты желания не было. Научная карьера не интересовала, а заниматься любимым делом можно было и дома. Осенью 1997 г. Игорь Васильевич переслал мне очень интересное письмо Никлауса Вирта, которое во многом повлияло на мое мировосприятие. Но сначала поясню ситуацию. В июньском номере журнала IEEE Computer (1997) вышла необычная статья под названием «The Feel of Java». Это, кстати, ведущее издание профессиональной ассоциации IEEE Computer Society. Приведу цитату. Java — это настоящий язык-трудяга. Это не результат чьей-то диссертации, это язык для работы. Java покажется очень знакомым самым разным программистам, поскольку мы предпочитаем делать проверенные вещи. <...> Итак, что же такое Java? Java ощущаешь как игривый и гибкий язык. Вы можете создавать с его помощью такие вещи, которые сами являются гибкими. Java ощущаешь как детерминированный язык. Если вам хочется, чтобы он что-то сделал, просто попросите его об этом. В нём не видится ничего опасного: вы можете спокойно попробовать что-то сделать, и если окажетесь неправы, то быстро получите сообщение об ошибке. Java ощущаешь как очень богатый язык. Мы постарались снабдить его большой библиотекой классов. Поэтому не откладывайте дело в долгий ящик, а садитесь за компьютер и пишите свой код.Не складывается ли впечатление, что перед нами выдержка из рекламного объявления? А ведь эти слова принадлежат Джеймсу Гослингу, не только автору Java, но и человеку, который защитил диссертацию в известном университете Карнеги-Меллон, связанную с проектом Andrew Windows System, и который в те годы стал вице-президентом компании Sun Microsystems. «Представьте себе, — не в силах сдержать возмущение, комментирует приведённую цитату Вирт, — что эти слова были написаны в 1960-е годы, и замените слово «Java» на слово «Алгол». Автора сочли бы человеком психически ненормальным, слова его большей частью чужды науке и не имеют с ней ничего общего. Сегодня никто даже не возмущается, нет никакой реакции от «научного» сообщества. Как же низко могла пасть «информатика»? И это делается с молчаливого одобрения такой уважаемой организации, как IEEE Computer Society?» В итоге на свет появилась статья «Java: гадание на кофейной гуще» (PDF, 1998). Сам по себе чей-то научный авторитет (каковым обладал Вирт) не был для Поттосина безусловным критерием истины. Помнится, он довольно горячо выражал своё несогласие с позицией знаменитого Петера Наура по роли интуции в программировании. «Интуиция в разработке программного обеспечения» (PDF, 1985). (Эту статью я готовил для второго номера «Технологии программирования».) По его аргументации и убеждённости было видно, что он глубоко прорабатывал данный вопрос. Запомнились встречи с Поттосиным в Москве в конце 1990-х. Игорь Васильевич по обыкновению приглашал в гостиницы, где останавливался проездом или по московским делам. Обсуждали различные темы, даже не имеющие отношения к программированию, но в разговорах рано или поздно речь заходила о научно-популярном издании для программистов. Он был удивительно целеустремлённый человек, который с невероятной мягкостью и деликатностью настойчиво продвигал важные вещи. «Мне нравится эта идея», — не раз говорил он. И было ясно, что он имел в виду — «не вздумайте её хоронить»! Большое турне Вирта осенью 2005 г., в организации которого мне довелось участвовать с подачи проф. Юрга Гуткнехта (ETH Zurich) и Д. М. Сагателяна, вдохнуло новую жизнь в старый замысел. Но очень остро высветило и тот гигантский разрыв между спросом и предложением — «промывкой мозгов» молодого поколения и действительно фундаментальными вещами, лежащими вне сиюминутной конъюнктуры. По моему глубокому убеждению, попытаться ликвидировать этот опасный разрыв хотя бы на ограниченном участке можно только масштабной практической задачей, работа над которой способна сплотить людей и дать жизнь многим плодотворным идеям. А освещать их публично, что в печати, что в Интернете — дело техники. В этом смысле задача создания новой отечественной операционной системы, не являющейся клоном известных ОС, видится очень сильной и важной. Это действительно мощный интеллектуальный вызов. Не нужна популяризация программирования просто ради популяризации, как и ОС просто ради ОС. Ключевой будет такая организация дела, в которую органично впишутся обе важные задачи, особенно если они направлены на более долгосрочную задачу содействия формированию мощной отечественной программной отрасли. Искренне рад, что дело, когда-то поддержанное Игорем Васильевичем, которого я счёл бы за честь называть своим Учителем, не только возрождается, но и благодаря неоценимой помощи друзей и единомышленников начинает понемногу обретать реальные контуры. А что может быть лучшей памятью Учителю? Руслан Богатырёв Москва 21.02.2008
Просмотров: 34 | Добавил: AdnrNick | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar